Памятник и беспамятство

27 декабря 2013

Памятник и беспамятство

22 ноября я вышла из редакции и услышала звонкие мальчишечьи голоса. День был морозный, но солнечный. «Резвится молодежь», - подумала я, но вышла на площадь и обомлела: «молодежь» лет 10-12-ти резвилась прямо на плитах памятника воинам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Это был день юбилея района, на площади было многолюдно, но никто не одернул мальчишек. Я увидела, что к памятнику движется полицейский патруль. Ну, думаю, сейчас прогонят. Но стражи порядка даже головы не повернули на гвалт и шум, устроенный на святом месте. Пошла сама, наругала, прогнала.

Не прошло и недели, как я стала свидетелем очередного святотатства. Теперь мальчишки мало того, что катались по обледеневшим плитам, толкаясь и хохоча, так один из них еще и вскочил на постамент. Там же, у самых ног каменных солдат, побросали дети свои сумки. Я увидела, что венки свалены в кучу, цепь ограждения порвана. «Это не мы, - заверил меня один мальчик. – Здесь до нас были «старшаки», мы сами видели». Ребята помогли мне поднять упавшие венки, но были среди них и такие, кто держался дерзко и вызывающе. И мне показалось, что кое-кого из веселой компании я уже видела на памятнике в прошлый раз.

Детские игры на памятнике я наблюдаю теперь почти ежедневно. Играют и мальчики, и девочки, и судя по отсутствию реакции со стороны проходящих мимо взрослых, ни у кого это не вызывает возмущения.

А мне видеть такое отношение детей к памятнику (а значит, и к памяти о войне) нестерпимо больно. Думаю, люди моего поколения меня понимают. Мы родились спустя каких-то двадцать лет после Победы. Мы знали о войне не только по фильмам и книгам, но и по рассказам наших близких. Мой отец мальчишкой жил под Москвой, он видел немецкие самолеты, пережил страшный голод, от истощения чуть не умер. А мама рассказывала, как ее мама дала зарок каждый день вставать рано-рано, до света, только бы вернулся с фронта ее старший сын. А он все равно не вернулся. Эта память была нашей памятью, боль – нашей болью. Она и осталась болью, острой, неутихающей, раз я не могу спокойно пройти мимо мальчишек, пляшущих на постаменте.

Несколько лет назад в каком-то журнале читала размышления на тему «Исчезнет ли память о вой-не?». Тогда мне это показалось немыслимым. И вот – память исчезла. По крайней мере, начала исчезать в молодом поколении.

Марши неофашистов в российских городах, осквернение памятника Дарме Жанаеву в Хоринске (об этом писала наша газета), шутки по телевидению и в Интернете по поводу нашего героического прошлого и зверств фашистов (смеясь, расстаемся с прошлым, или скатываемся в пошлость и крайний цинизм?), даже то, что молодые люди играют в компьютерную «войнушку» на стороне фашистов, потому что «у них танки круче», - на мой взгляд, это все ягоды одного поля, имя которому – утрата исторической памяти.

Виноватых тут искать бесполезно. Возможно, это процесс объективный и потому непреодолимый. Но кроме памяти есть еще совесть. Ее-то нам тоже отшибло? Во все времена у всех народов было принято благоговейно вести себя на могилах, в святых или памятных местах. Дорогие родители, объясните это вашим детям! Дорогие взрослые, не проходите безучастно мимо, когда видите детей, играющих на памятнике!

Не уверена, но могу предположить, что дети, собирающиеся у памятника примерно в одно и то же время, в 5 часов вечера, идут домой из спортивной школы. Тренеры могли бы проследить, чтобы их воспитанники не бесчинствовали на памятнике. Полицейские тоже могли бы обратить внимание на проблему, не дожидаясь актов открытого вандализма, тем более, что на площади работают видеокамеры, и можно привлечь к ответственности если не самих малолетних нарушителей (в силу их возраста), то их родителей.

Ольга Яковлева.

Источник: газета «Удинская новь»


Назад к списку
Поиск: