Оксана Бухольцева: Я человек бескомпромиссный

05 мая 2017
    Депутат Народного Хурала самого северного района Бурятии, директор Северобайкальской школы Оксана Бухольцева побеседовала с корреспондентом ИА «Восток-Телеинформ». 
  - Оксана Васильевна, как вам удается совмещать работу депутата и директора школы в Северобайкальске?
   - Здесь я бы в первую очередь поставила вторую должность, я директор школы. Эту ежедневную, нужную работу можно грамотно делать только с хорошей командой. Когда четко подобран завуч, есть всегда временно исполняющий обязанности директора, когда функционал расписан грамотно, проблем нет с исполнением депутатских полномочий. Единственное, что со мной всегда рабочий компьютер, за которым я выполняю и муниципальные задания.
    -  Который год в системе образования не прекращаются нововведения и реформы, недавно был назначен новый министр. Как человек в системе, расскажите, что происходит сейчас?
    - Если сейчас слушать нового министра образования Ольгу Васильеву, то можно заметить довольно много ляпов. Первый ляп, когда она говорит о намерении повсеместно ввести для учителей 70% базовой зарплаты и 30% стимулирующей. Только мы и так с 2008 года на этом «сидим». Дальше, она говорит, надо убрать «угадайку» на ЕГЭ? Но у нас и так уже три года нет этого раздела. То есть, мягко говоря, человек не знает проблемы современной школы, это обидно.
    Я часто езжу по республике и, когда я увидела, в каком расстоянии находятся населенные пункты в Окинском, Закаменском, Джидинском районах, просто поразилась. Вот представьте, что детям нужно выезжать на ЕГЭ, а при этом там элементарно дороги нет. В итоге ребята на сам экзамен уже приезжают со стрессом, они еще в дороге устали, так что здесь нет никаких равных условий, это самое печальное. И это неправильно. Между тем, идет тренд на сокращение пунктов проведения экзаменов, потому что ведь в каждом нужно организовать условия – начиная от видеонаблюдения. У меня вообще ощущение, что это лоббируют «айтишники». На видеонаблюдение, на связь во время ЕГЭ выделяются огромные деньги, но не на подготовку детей и не на оплату труда учителей или повышение их квалификации, обучению работе с аппаратурой. А в итоге что? В итоге учителям же и делают выговор, если что не так. Складывается впечатление, что мы работаем не на то, чтобы дети получили знания и достойно сдали экзамены, а на информационные технологии, на связь, на безопасность, на общественных наблюдателей.
    - На одной из сессий Хурала вы подняли вопрос о невыплате денег учителям за ЕГЭ-2016. Как обстоит ситуация на данный момент?
    - Да, деньги были предусмотрены, но не были выделены, я поэтому и возмущалась. Наше министерство образования задержало заявку, и потом Счетная палата сказала, что не против того, чтобы заплатить, просто не были вовремя предоставлены документы. У нас проблема в том, что правительство всегда опаздывает на шаг.    Надо уже сделать, а они только пришли. А в конечном итоге остался крайним директор. Когда учителя работали на пункте ППЭ, они в этот момент должны были уже в отпуске быть и ходить только на ЕГЭ. А у всех директоров какая ситуация: учителя вынуждены работать практически полный день, и, соответственно, они должны получать за это зарплату. А откуда ее взять? Ведь школа деньги получает на обучение детей в соответствии с Госстандартом, проведение экзаменов там не прописано. В итоге получается такая странная ситуация, когда учителя работают бесплатно – это в корне неправильная ситуация.
     Сейчас вопрос, вроде бы, решился, предусматривается, что на ЕГЭ будут выделять деньги, но и то лишь за 4 часа. А они на ЕГЭ приходят к 8 утра и уходят в 16 часам. Мы, конечно, все равно их уговариваем, местами приходится даже заставлять. Все эти камеры наблюдения стресс не только для детей, но и для учителей – вот, скажем, листок не так учитель показал и у наблюдателей сразу вопрос - а вдруг там шпаргалка была.
    - Сейчас в республике наблюдаются кадровые перестановки. А вы согласны с тем, чтобы обновили правительство?
    - Я абсолютно согласна, всегда это говорила. Когда на сессии Хурала программу «СЭР» во второй раз принимали, я была против, потому что программа 2011-2015 годов вдруг за три месяца стала выполненной что ли? Мы говорили правительству, признайте, где у нас были пробелы, потому что только проблемы показывают, куда идти дальше. А то эта программа была так выполнена, что нам и делать ничего не надо, все прекрасно, мы впереди планеты всей.
    Я за то, чтобы правительство, не говорю, что все, а именно та часть, которая была возле Вячеслава Наговицына, обновилась. У Наговицына была проблема, что он не был в команде ни с правительством, ни с Хуралом. Он наблюдал за тем, что происходит, за своих не заступался, иногда было даже непонятно, есть ли эти свои. Я не говорю, что это плохо или хорошо. Он просто как бы со стороны наблюдал, но не стал «болеть» нашими проблемами. Эта неправильная позиция, глава региона должен быть объединяющим звеном для правительства и Народного Хурала. А такая отстраненная, наблюдательная позиция на такой должности опасна, у нас этого нельзя делать.
     - А что думаете насчет врио главы Алексея Цыденова? Многие эксперты и политологи возлагают на него большие надежды, на ваш взгляд, сможет ли он оправдать эти ожидания?
    - Мое мнение, что у него проблема и главная задача одна, это я говорю, как житель железнодорожного города - не повторить ошибок Тишанина, вице-президента РЖД, губернатора Иркутской области в 2005-2008 годах. Железная дорога – это, в первую очередь, дисциплина, говорит он безапелляционно.  А Бурятия – субъект, в котором живут разные люди, а не полувоенная организация. У нас много общин, национальностей, диаспор, много безработных, много независимых людей, все разные. Цыденову надо от железной дороги уйти, тем более он сказал, что принимает критику только с конструктивными предложениями. А если, например, придет колхозник и скажет, что жить невозможно так дальше, но при этом у него нет своих предложений, так что, даже не надо принимать к сведению? Надо. У нас сложный регион – здесь холодно, здесь жарко, здесь северные, южные районы, в одном районе есть вода и свет, в другом с этим проблемы. Цыденову надо в первую очередь прислушиваться не к федеральным министерствам, а к местным людям, их проблемы выслушать, а потом выстраивать грамотный механизм взаимодействия правительства и муниципалитета.И ожидания он сможет оправдать в том случае, если сменит команду, тогда он будет независимым. Если сейчас старая команда начнет ему помогать – это будет просто профанация. Хочется, чтобы этого не было, чтобы разговаривали с народом, чтобы не было «показухи». Знать, что хорошо, мы можем на бумаге, а плохо надо глазами увидеть. Цыденов профессионал и важно, что у него много знакомых на уровне российского правительства, можно некоторые вопросы решить на федеральном уровне. Есть надежда, что у него все получится, но еще раз повторюсь, ему нужна своя команда.
    - Как-то в одном из интервью вы сказали, что не боитесь трудностей. А часто ли они случаются на вашем пути? И как их преодолеваете?
    - Трудности с моим характером возникают часто. Я человек бескомпромиссный. Со мной тяжело договориться, чтобы я, например, сделала так, потому что мы друзья или родственники, хотя это должно быть по-другому. Все это уже знают, в принципе. Мы все ходим под одним небом, под одним Богом. Трудности бывают и по работе и с тем, что я член другой партии, иногда мое мнение может не совпадать с мнением фракции. Но все это маленькие трудности, не глобальные проблемы.
ИА "Восток-Телеинформ"


Назад к списку
 Поиск: